Поделиться:

Большинство из нас выросло с уверенностью, что наша семья является «нормальной». И только с жизненным опытом можно прийти к пониманию того, что в нашем опыте было что-то необычное, то что уже сейчас, во взрослом возрасте воспринимается как «не норма».

Правда в том, что идеальных семей нет. Каждая семья в чем-то несовершенна. Несовершенство семьи и ее неблагополучие, порой видно только тем, кто в ней живет. Со стороны она может выглядеть очень даже благополучной и респектабельной, потому что никто не знает, что в ней творится за запертыми дверями.

Дети, которые вырастают в таких семьях могут и не догадываться о том, что это так жить не нормально, потому что не знают, как может быть по-другому. Паттерны нездоровых семей легче видеть на других примерах:

 «Когда я был ребенком, я на самом деле им не был. Я был маленьким взрослым. Я готовил, убирал, помогал родителям, заботился о младших, хорошо учился, но внутри чувствовал себя слабым и пустым»

«Мои родители всегда много работали и меня часто оставляли одного. Мне было очень страшно. Но мне всегда говорили, что я уже большой. Мне нельзя было плакать, когда они уходили. Я чувствовал, что они меня не любит, что я им не нужен, иначе почему они меня постоянно бросают одного? Я никогда не был близок с людьми, и мне кажется я не знаю, как помочь другим приблизиться ко мне. Я не знаю, что это значит – близкие отношения. Я часто чувствую себя одиноко»

«Моя мать очень вспыльчива и непредсказуема. Любая мелочь может моментально ее вывести из себя. Она слишком любопытна – подслушивает разговоры, может искать в моих карманах. Мой отец очень терпеливый, но когда его чаша терпения переполняется, никому не поздоровится. Его глаза становятся жесткими, вздутые вены на шее, лицо становится красным от гнева. В моменты я боюсь его»

«Наверное, это такое счастье, когда тебя обнимают родители и ты можешь сказать им, как сильно ты их любишь. У меня никогда такого не было. Моя старшая сестра тоже, никогда не давала мне себя обнять. Мы касались друг друга только когда дрались или делали совместное фото.  Когда меня обнимает моя младшая сестренка, я ее отталкиваю, хотя мне кажется, что больше нее меня никто не любит. Я никогда не знаю, как реагировать, когда другие люди ласковы со мной.

«Оба моих родителей сейчас мертвы. И только сейчас я могу перестать отрицать то, как ужасно они ко мне относились. Моя мать постоянно отвергала и ругала меня, я всегда был для нее недостаточно хорош. А мой, вечно занятый отец, избегал меня и игнорировал. У нас в семье не были никакой любви и внимания друг к другу. Я долгое время считал, что все это происходит потому что со мной что-то не так, что это я недостаточно хорош для них. Только сейчас я начинаю осознавать, то как все это повлияло на меня и мою жизнь»

Дисфункциональная семья – это семья где отношения между родителями и детьми являются натянутыми и противоестественными. Это не всегда крайнее неблагополучие, представляется: физическое насилие, сексуальное, отсутствие нормальных условий жизни у ребенка. Но это и те семьи, где дисфункцию гораздо труднее заметить, где шрамы в основном эмоциональные и весьма разрушительные для взрослого, выросшего в такой семье.

Здоровая семья – это безопасное убежище, где есть место открытости, непосредственности, где можно говорить свободно. В ней могут быть и выражения гнева, но есть еще и чувство, что тебя здесь любят и уважают.

Симптомы дисфункциональной семьи ( они могут быть не все сразу):

Отрицание. Отрицание – способ игнорировать или делать вид, что болезненная реальность не существует. Родители пытаются делать вид, что все нормально, когда в семье есть проблемы или кризисы: развод, болезнь, алкоголизм родителя. Они и не говорят о проблеме, и не решают ее. Такая ситуация заставляет детей сомневаться в себе и реальности.

С одной стороны, они чувствуют, что что-то происходит, порой небезопасное для них. С другой стороны, близкий взрослый делает вид, что все хорошо, ничего не происходит и бездействует. У ребенка, еще нет опыта в том, чтобы опираться на себя и свою внутреннюю реальность и таким образом он учиться не доверять себе, своему чувству самосохранения, а доверяя взрослому учится жить в травмирующей среде, словно она таковой не является. Такая ситуация заставляет детей сомневаться в себе, в своем восприятии и посылает сообщение о том, что они не могут говорит о чем-то странном и пугающем. Даже друг с другом.

Закрытость и тайны. Некоторые семьи изолированы и не общаются с другими семьями, потому что в них есть секреты и тайны, будь то наркомания, насилие, семейные скандалы. Замкнутая семья, не приглашает гостей, не говорит о себе в присутствии других людей. Потому что, если начать говорить о том, что происходит на самом деле, появляется много стыда – лучше помалкивать. И стыд может ощущаться детьми даже тогда, когда они не знают самого секрета, они бессознательно его считывают с поля матери и ближайшего окружения.

Проблемы общения. Это может принимать совершенно разные формы – от отсутствия общения к словесным оскорблениям. Ребенка не слушают, не понимают, не уважают, но оскорбляют и унижают. Дети боятся выражать свои мысли и чувства, потому что есть опыт того, когда их в этой попытке самовыражения обвиняли, стыдили или ругали.

Жесткие правила. В некоторых семьях, где есть физическое или психическое заболевание, где родители слишком слабы или безответственны, дети испытывают недостаток семейных правил и руководства и не чувствуют себя в безопасности и защищенными. В других – существуют очень много правил, часто невысказанных.

Родители принимают решение что дети должны делать, контролируют их увлечения, друзей, одежду. Естественная потребность в независимости и желание «Я сам» рассматриваются как бунт на корабле, непослушание, или наоборот, что предал и бросил.
Они запрещают говорить о таких вещах, которые считаются неуместными: секс, смерть, хромота дедушки, ворчливый характер бабушки. Некоторые не разрешают злиться, плакать, а другие и смеяться, недовольно шипя или крича о том, чтобы детская радость была тише. А еще вот это классическая реакция на звонкий детский смех: «Кто много смеется, тот много плакать будет», при чем говоря об этом в разгар самого веселья. Когда чувства не могут быть выражены, дети учатся такому самоконтролю, такому подавлению чувств, что потом, во взрослом возрасте, даже при всем желании спонтанность чувств обрести без помощи терапевта невозможно. Либо сами становятся чрезмерно контролирующими сначала детьми, а потом и взрослыми. Все, это конечно, способствует низкой самооценке.

Противоречивость. Еще хуже, чем жесткие правила – это часто меняющиеся и непоследовательные правила. Потому что дети никогда не знают, когда и за что могут быть наказаны. Правила, которые не имеют смысла — не справедливы в восприятия ребенка и жестоки. Это идеальная среда для развития выученной беспомощности и гнева, который никогда не может быть выражен. Дети находятся в постоянном страхе, ходят на цыпочках и чувствуют себя безнадежными, обиженными из-за непредсказуемости и несправедливости. Лучше замереть и вообще ничего не делать, тогда хоть как-то можно сохранить я, свое достоинство и чувство собственной ценности.

Смещенные семейные роли. Это происходит, когда один из родителей эмоционально или физически отсутствует или безответственен, и ребенок берет на себя родительские функции отсутствующего родителя. То есть становится спутником, другом, доверенным лицом своему родителю, психологическим мужем, женой. Дочь, которая постоянно готовит для отца вместо матери, и он обсуждает с ней всю свою жизнь, как это должен был бы делать с женой, выстраивая с ней эмоциональную связь. Маленький сын, который помогает матери, поддерживает как взрослый мужчина, потому что ей тяжело одной. Часто такие ситуации бывают после развода, но это происходит и в тех семьях, где родителям не хватает интимности друг с другом, близких душевных отношений.

Эти неуместные и психологически неподъемные для ребенка роли для него весьма разрушительны. Потому что теперь он должен действовать как маленький взрослый, подавляя свои потребности и чувства, или может чувствовать, что предает другого родителя.

Непредсказуемость. Люди чувствуют себя в безопасности, когда семейная жизнь предсказуема. Если ты ребенок и никогда не знаешь в каком настроении будет мама или папа, ты не сможешь быть спонтанным, свободным, естественным – всегда будет тревожно. Еще хуже, когда в семье творится хаос или она в постоянном кризисе – из-за болезни, измен, физического, эмоционального насилия. Вместо того, чтобы стать безопасным убежищем, семья становится зоной военных действий, которых невозможно избежать. Поскольку психологически такая ситуация для ребенка и его неокрепшей психики воспринимается как запредельная, он уходит в психосоматику, т.е. эмоционально не реагирует, но болеет, часто.

Неспособность решать проблемы. В дисфункциональных семьях – ничего не обсуждается, есть только обвинения, обиды и стены молчания. Ничего не решается.

 

(Visited 51 times, 1 visits today)
Поделиться: