Поделиться:

Дети чувствуют намного глубже, чем могут подумать взрослые. Чувство отчуждения, того что тебя не принимают, ребенок несет этот опыт с собой во взрослую жизнь. Это не обязательно травматичное событие, скорее повседневные послания, которые в семье передаются без слов.

«Я росла в убежденности, что уродлива, неприемлема для общества и совершенно непривлекательна для противоположного пола. Что меня невозможно полюбить. Я в этом не сомневалась. Я даже не пыталась с этим бороться. То был признанный факт в нашем доме. Так что да, я не испытывала недостатка в игрушках, художественных принадлежностях, одежде или крыше над головой. Не было проблем с образованием или горячим обедом. Моей мамой все восхищались, сестра была признанной красавицей Солтейра. Я знала детей, которым приходилось взаправду плохо, их били, обижали, игнорировали; меня – нет. У меня было все материальное, о чем только может мечтать ребенок, на блюдечке с голубой каемочкой. Но в душе у меня разрасталась огромная кричащая черная дыра; водоворот боли и черной ярости оттого, что нет любви, нет доброты, нет восхищения или одобрения; меня точно резали тупым ножом по сердцу, и внутри кровоточило; у меня не было ни защиты, ни барьеров против чужих страданий; если уж я чувствовала себя так только потому, что моя семья меня не любила». 

Отвержение ощущается ситуациях, когда в ответ на проявление характера и личных особенностей, ребенка не понимают, а больше осуждают или говорят каким нужно быть.

Фрейд писал, что мы проживаем одновременно две жизни – одну собственную, а другую жизнь, как составляющую части рода, где из поколения в поколение передаются бессознательные послания в виде способов взаимодействия друг с другом.

Тем взрослым, кому сложно видеть в ребенке отдельного человека со своим характером и особенностями, чье проявление индивидуальности воспринимается как конфронтация или непослушание, могли сами раньше быть в этой же ситуации. Чувство ненужности и нелюбимости, как это было в детстве, когда им не хватало внимания родителей.

Не хватает внутренней устойчивости, чтобы тотально не зависеть от реакций других людей и своего ребенка. На ребенка возлагаются негласные ожидания, что, благодаря ему родители чувствуют себя уверенными и хорошими в собственных глазах. Нарциссическая любовь, где другой человек воспринимается как часть себя, а отдельная личность со своими желаниями и чаяниями отрицается. Вместо того чтобы контролировать свое тело, понимать себя и свои чувства, контролируется ребенок.

В таких отношениях ребенок становится маленьким взрослым. Полагая, что именно от него зависит настроение родителей и что его долг эмоционально заботится о них. Без слов узнает, что лучше не иметь своего мнения, желаний, потребностей и чувств, поскольку они опасны, трудны и не по силам родителям. То, что его – отодвигается на второй план и душевные камертоны настроены на желания и настроения взрослых. В стороне остаются спонтанность, любопытство и желания, любовь, гнев, мечты и фантазии. То, что питает и развивает душу.

Уже во взрослой жизни человек живет с мыслью, что он заслуживает любви только тогда, когда соответствует желаниям других людей, когда говорит и делает то, что от него ожидают. Осмелиться быть человеком со своими особенностями и эмоциональными потребностями равно риску отвержения.

Непрекращающаяся борьба между желанием быть любимым и быть собой. Где быть любимым – это значит вспоминать опыт, в котором ценой любви был отказ от себя и своей индивидуальности.

Поделиться: