Поделиться:

Последнее время говорится больше о патологическом нарциссизме, а я хотела бы рассказать о том, из чего строится нормальный нарциссизм и вообще, про нарциссические истоки каждого человека.

Потому что мы все проходим в процессе развития нарциссическую стадию из которой строится жизнь и первичный нарциссизм стоит на страже жизни и устойчивости.  Где устойчивость – это способность преуспевать, жить и развиваться позитивно, приемлемым образом, несмотря на стресс или невзгоды.

Почему – потому что в свое время человек, прожил эту стадию, в достаточной мере пережил чувство что он самый-самый, самый любимый, красивый, прекрасный, ненаглядный и все самое-самое – это про него. То есть, ему хватило того, ощущения детского всемогущества и во взрослом возрасте уже не нужно, этого доказывать ни себе, ни другим.

Либо наоборот, если было недостаточно эмоциональных инвестиций, пытаться во взрослом возрасте компенсировать это. Например, через партнеров. Пытаясь изменить их. Искренне удивляясь – «Как, ты не хочешь стать лучшей версией самого себя?!». Это необходимо им для того чтобы поддерживать очень детскую и всесильную иллюзию того, что однажды человек станет самым красивым, самым любимым. Все то, что получает младенец в детстве. И тот, тот кому не хватило в свое время чувства всемогущества и наполненности первичным нарциссизмом, любит человека рядом с собой не за то, кто он есть а за то, что тот – жизненно важный источник его любви к самому себе, к тому идеализированному представлению к которому он стремится.

В самое раннее время детства, когда младенец еще не различает, где он сам, а где его мама, они воспринимаются им единым целым. Именно отношение мамы и ее любовь, забота, которые адаптированы к потребностям ребенка, дают ему счастье испытывать опыт удовольствия и собственного всемогущества. Его обеспечивает ему мама, достаточно хорошо чувствуя и понимая, что он хочет, о чем он плачет, какое у него настроение и когда ему нужно поесть, а когда просто внимания и полюбить.

Это, требует от мамы внимания и непрерывной заботы, потому что младенец так мал и так беспомощен, что полностью зависит от нее.

И если мама сама с удовольствием заботится, вкладывая радость и любовь, ребенок постепенно усваивает, что он прекрасен, любим и ценен сам по себе, по факту своего рождения. И то, что приносит ему удовольствие в отношениях с мамой и для нее такое же удовольствие.

Именно в этой нарциссической матрице матери и ребенка, закладывается фундамент того внутреннего наследия, которое впоследствии позволит ребенку испытывать чувство безопасности и доверия к миру, ощущения того, что бы не происходило, он справится, потому что он уверен в себе и своей ценности.

И в самом сердце этих нарциссических основ, как на корневой системе, будут расти на протяжении последующей жизни способность любить, работать и быть устойчивым. Не смотря на разные жизненные штормы он будет достаточно крепок, чтобы справиться, пережить и дать время, чтобы вновь появились новые ростки надежд и вновь зацвести полным цветом.

Как это проявляется во взрослом возрасте? Человек, которого чувствовали – и сам себя достаточно тонко чувствует, если нет – то он и сам себя не чувствует, что нравится, не нравится, тепло-холодно, комфортно-некомфортною если на него смотрели с любовью – то он хорошо выглядит и видит себя.

Если же мама, не отвечала должным образом на потребности ребенка, потому что она была подавлена, либо поглощена собственными заботами, то в самом основании фундамента личности будет жить тревога, тревога оставления или отчаяния.

Ребенок не сможет усвоить от мамы хороший образ самого себя и постепенно впитает, что если на него не обращают внимания или не замечают, то это потому что он не достоин этого внимания и любви. У него еще нет психических возможностей, для того чтобы понимать, что это связано с мамой и ее состоянием, а не с ним. «Мама несчастна из-за меня. Это потому, что я нехороший».

Отношение с самим собой происходит от того, какие отношения человек имел со своим окружением.

И что оставляют после себя такие острова времени и памяти, когда не хватало или по каким-то причинам прерывалась физическая и психологическая забота? Они оставляют нарциссические раны и нарциссический дефицит, ощущение, что внутри самого центра Я, человека – чего-то не достает.

 Если очень рано, в раннем детстве, он не сталкивался с поддерживающими отношениями с другим человеком из своего окружения, он займет подозрительное отношение к любому, кто будет проявлять к нему интерес.  “Почему ты обо мне заботишься? Я тебя ни о чем не просил.” И в этом, читается скрытый посыл надежды «скажи, что это правда, скажи, что ты считаешь меня достойным своего интереса» или отчаянья «Я никогда никого не интересовал». И таким образом, он защищается в попытке дистанцироваться от возможного отказа или вторжения в свое хрупкое «я». И «раненый нарциссизм» – это, конечно, любовь к себе, но к идеализированному представлению о себе. Люди любят себя такими, какими они мечтают быть, а не теми, кто они есть. А за такого какой человек  в действительности, может быть стыдно.

Потому, оказываясь, в затруднительных ситуациях – спускаемся на те ранние нарциссические ступени опыта – кто-то остается более устойчивым, а кто-то рассыпается на части. Но, твердая основа того что мы ценны и любимы дают возможность собраться, чтобы сказать: “Я со всем справлюсь” и двигаться дальше. Учитывая, реальность того, что можно изменить, чего нельзя и продолжая свое движение по линии времени жизни.

Поделиться: