Поделиться:
  1. В чем особенности работы онлайн, когда терапевт работает из дома?

Условия работы. Отсутствие третьих лиц в помещении, где проводится терапия.

Здесь важно понимать, есть ли условия для такой работы. Есть ли отдельное пространство – комната, в которой терапевт будет проводить терапию и его не будут отвлекать.  И этим помещение для онлайн не отличается от работы в кабинете – когда создается специализированное пространство, которое предназначено именно для человека, обратившегося в терапию, для его чувств, мыслей, фантазий.

Если у терапевта нет такой возможности и работа проходит, когда всех домашних слышно или видно, то для клиента – это чужеродная и неожиданно вмешивающаяся в его процесс информация, которая может отвлекать от себя самого и он будет фиксироваться на том, что происходит у терапевта дома, а не на себе. Восприятие внешнего, будет мешать быть внимательным, чувствительным и размышляющим о том, что рождается в душе. Это не работает на благо человека, который обратился за помощью. И несмотря на то, что существует правило «что на терапии говорят все» не каждый об этом скажет.  все воспитанные люди, А теперь представьте, что чувствует человек, когда он полон своих слез, чувств, переживаний и ему нужно для этого пространство и терапевт, в своей терапевтической роли – его внимание, понимание, мысли, слух – направленные на его, а не мама, по совместительству терапевт, которая инстинктивно отвлекается на то, что происходит в другой комнате с ее ребёнком или, когда он вбегает в комнату, в которой проводятся консультации. А с учетом того, что в процессе человек может быть очень чувствительным, это может доставлять намного больший дискомфорт, чем если бы это происходило в повседневной жизни, когда он эмоционально не настолько открыт.

Плюс, возникают вопросы – как отреагирует терапевт, если ему сказать о своем дискомфорте в вашей терапии, связанными с его близкими. Скажет человек об этом терапевту или нет, или будет принято решение отрицать свой дискомфорт, можно по-разному обходиться с происходящим.

Но, самое главное в том, что в процессе человек может регрессировать – то есть могут быть совершенно разные реакции, чувства, свойственные более раннему возрасту и для этого необходима безопасная окружающая среда. Иначе – это все будет на поверхности. Будет создаваться иллюзия работы, а внутри – человек будет расщепляться и отыгрывать чувства за пределами терапии.

  1. В чем еще отличие работы онлайн?

Это другая форма слушания, связанная с именно с особенностями наших телефонов. Само по себе терапевтическое слушание, остается прежним.

С одной стороны, скайп отделяет, но есть связь через наушники. Звук не рассеянный в пространстве, а непосредственно осязаемый, напрямую соприкасающийся со слухом, усиленный через микрофон и наушники. Есть ощущение соприкосновения. Плюс, такая чувствительность у техники, что можно слышать мельчайшие интонации, паузы, дыхание, ритм речи, запинания – и это непосредственное физическое проявление человеком через голос. То, что идет из самой души, бессознательного источника. Что может компенсировать отсутствие полного визуального восприятия человека. Мы можем контролировать, положение своего тела, сесть как-то особенно, чтобы выглядело красиво или произвести впечатление, скрыть свое смущение на первой сессии, сидя прямо или слишком жестко – да, этого, возможно не будет видно онлайн или то, что человек дергает ногой под столом, тоже не видно, это будет слышаться в изменении голоса.

Плюс, такая чувствительность у телефонов – что может быть слышно, что творится в соседних комнатах. Посторонние шумы, лай собаки. Мы не можем все знать и контролировать именно онлайн, потому что этот опыт только нарабатывается. У женщин, например, могут стучать сережки о наушники, создавая характерный звук, который очень слышно. Но самое главное, это возможность говорить и реагировать на то, что происходит. 

Что-то теряется, а что-то приобретается. Вспоминается описание аналитического случая, описанного французским психоаналитиком Дидье Анзье, когда клиент на сессиях очень сильно потел. И запах пота был настолько массивным, что сбивал аналитика с ног и тот не мог думать, он вообще переставал чувствовать этого человека. И так происходило из сессии в сессию. И чем отличается терапевтический процесс от обычной жизни? Тем, что терапевт пытается понять, про что это. И как он тактично и деликатно это вносил в сессии, говоря клиенту, дословно, что: «тот, по-своему пытается его захватить, но некоторыми сенсорными впечатлениями. Оказалось, что клиент бессознательно использовал такой способ, как некую защитную реакцию, которая защищает его без слов. А то, что без слов – это часто про очень ранние вещи. Чтобы не страдать от своей агрессивности, мужчина выделял ее испариной через кожу. Интересно, как это выражалась бы онлайн. Если брать интернет, мы все видим, что люди свободнее выражают свои чувства, как будто снимается некая цензура, что, находясь на своей территории, дома, человек может свободнее вербально выражать свои чувства.

Порядок и Безопасное место для клиента.

В онлайн работе также, как и в очной работе важна стабильность и безопасность. То есть работа онлайн возможна благодаря тому, что есть фундамент, который остается неизменным – постоянное место, время, длительность сессии.  Возможность говорить свои мысли и чувства, то что приходит в голову.

Конечно, некоторым людям, после перехода в онлайн тяжелее терять привычную атмосферу кабинета, которое было только для них, зная, что они физически не в одиночестве и рядом человек, который разделяет их переживания. Если нет возможности очной работы, то онлайн работа – это хорошая возможность, для того, чтобы не прерывать процесс.

И работа онлайн какой-то своей частью, тоже отсылает нас к очень ранним проявлениям при достаточной чувствительности и внимании к ним. Например, голос – о чем я уже говорила выше и сам процесс аудиального восприятия человека. Если говорить про голос, мы все рождаемся, растем в звуковой оболочке маминого голоса. И мама тоже по интонации плача понимает, что ей говорит ребенок. Мамин голос в конце второй недели жизни младенца – это лучший способ его успокоить, чем любой другой звук и возможность видеть присутствие другого человека. В пять недель младенец отличает голос своей мамы от других голосов, в то время как он еще не может отличить ее лица от других лиц.  Плюс младенец очень чувствителен ко всему тому, что его окружает, его чувствительность намного больше, чем то, что он может выразить звуком своего голоса. Сейчас эту роль чувствительности – берет на себя техника, и мы обращаемся к активному слуховому восприятию во время сессий.

 Плюс интересный момент, что терапевт находится в телефоне, а телефоном можно управлять, брать с собой, включать, выключать – то, чего невозможно делать с терапевтом в реальном контакте сессий, находясь в одном кабинете, нажав на кнопочку. Телефон с терапевтом можно взять с собой за зарядкой в другую комнату, положить на шкаф, и терапевт будет видеть потолок с кусочком люстры или сам клиент, во время сессий появляется в кадре лишь частью. То есть, открываются очень интересные страницы нового опыта, который тем не менее связан с чувствами и историей человека.

Или во время сессий, человек может видеть свое изображение в маленькой рамочке, а может сделать свое лицо во весь экран, а лицо терапевта маленьким, завороженно смотреть на себя, любуясь, а кто-то не хочет себя видеть – не любит смотреть на свое отражение, прячется. Это все очень интересно, по-новому, это такие мелочи и детали, которые, казалось бы, связаны с техникой, но как они открывают отношения человека с самим собой, своим отображением. Это все детали, но они очень ценные, потому что дают возможность приоткрывать новый опыт при должном к ним уважительном и внимательном отношении. И у каждого будет своего опыта и свои открытия.

Конфиденциальность

Основная разница онлайн работы –заключается в том, что это другое пространство. Главные факты так же, как и при очной работе – это:

  • постоянное место,
  • постоянное время,
  • конфиденциальность места – то есть нет третьих лиц в комнате,
  • возможность говорить обо всем,
  • и конфиденциальность – позволяющая говорить о себе и быть уверенным в том, что во время терапии и после ее завершения, история человека будет принадлежать ему самому и только.

И остановлюсь на конфиденциальности онлайн чуть подробнее. Мы даже в жизни выбираем, что говорить, в зависимости от степени доверия к другому человеку. В терапии человек говорит о себе, порой даже то, что может быть не сказал бы близким в силу определенных причин. Нельзя использовать это доверие ради контента, не важно на какие цели, даже после завершения работы. Очень большое количество талантливых и профессиональных людей, воспринимают и знают границы конфиденциальности как данность, которая не подвластна времени, не важно онлайн это или очно. Это норма. В качестве примера, вам приведу слова американского психотерапевта Джеймса Бюдженталя. У него есть книга «Наука быть живым», написанная 45 лет назад и там он делится своими наблюдениями и открытиями, которые происходили с ним и с его клиентами. На момент выхода книги ему было 60 лет. То, есть можно предположить, что работа с кем-то из клиентов, описанных в книге, была завершена. Посмотрите, как он бережен. Не несмотря на то, что он делал собирательный образ своих героев в книге, так, чтобы они не были узнаны, заимствуя определенные эпизоды и реплики из материалов сессий, он перед тем как опубликовать книгу, отправляет черновики глав пациентам, получая позволение людей на публикацию.

Я перечитываю эти страницы в последний раз перед тем, как отдать рукопись издателю для публикации. Именно сейчас кажется странным и жестоким предавать бумаге и обнажать перед посторонними суть того, что мы вместе узнали. Все равно что обнародовать любовные письма.

Я не хотел бы смущать кое-кого из вас, раскрывая ваши личные путешествия со мной таким образом, что те, кто вас знает, могли бы почувствовать, что они бросают недозволенные взгляды на вашу частную жизнь. Тем из вас, кто прочел черновики этих глав и заверил меня в том, что не испытывает неловкости от моего изложения, я с радостью выражаю свою благодарность.

 

Поделиться: